Лечение психических заболеваний, или полет над гнездом кукушки продолжается

Диагностика и лечение психических заболеваний — процесс, в котором пациенту, равно как и его близким родственникам, приходится всецело полагаться на лечащего врача. Причина этого очевидна — только психиатр может поставить диагноз и определить степень тяжести состояния, только психиатр имеет право оценивать эффективность лечения. И еще очень много пунктов находятся исключительно в компетенции психиатров. Возникает вопрос — а насколько, вообще, подобная практика оправдана и безопасна для общества в целом?

Критерии истины?

Давайте зададим себе вопрос — как отличить душевное расстройство от нормальной реакции человеческой психики? ВОЗ определила критерии психического здоровья, среди которых значится «соответствие эмоциональных реакций индивидуума силе и частоте воздействий внешних факторов», «способность к управлению своим поведением и эмоциями в соответствии с социальными нормами», «умение адаптироваться под изменяющиеся условия среды» и многие другие…

Казалось бы — все просто. Мы испытывает радость или печаль, вежливы с собеседником, подстраиваемся под ситуацию, не ходим на работу в пижаме и даже чистим зубы по утрам. Вроде бы вполне адекватны… Но как оценить проявления агрессии в ответ на столь же агрессивные действия «внешних факторов»? Это адекватная реакция, которая «соответствует силе воздействия среды» или это пограничное психическое расстройство?

Тут и начинаются первые сложности. В нашем мире воздействие недоброжелательных факторов информационной и окружающей среды столь длительно и агрессивно, что даже реакция образцового семьянина порой выходит за рамки «соответствия». Стоит ли рассматривать это как адаптацию к условиям среды? Или это уже первый шаг к психиатрическому диагнозу?

Психиатрический заговор

В западном мире ситуация складывается таким образом, что подобные отклонения от «стандартов» в 99 % случаев могут быть расценены как патология. Как они пришли к такому положению вещей? Связано это с непомерной алчностью медицинских работников, не только психиатров, но и фармакологов и их союзников.

Судите сами, Американская психиатрическая ассоциация утвердила список психических заболеваний, который включает в себя 374 нозологические единицы! Как признаются сами психиатры, сегодня в этот список может попасть каждый из 300 миллионов населения США, достаточно лишь провести «правильное» тестирование.

NB! Диагностика психических заболеваний находится в компетенции врача-психиатра (или коллегии врачей-психиатров). Ни один врач другой специальности не может поставить или отменить психиатрический диагноз, а если он даже пойдет на это, его мнение не будет иметь юридической силы. Между тем, психиатрический диагноз ведет к ощутимому ограничению прав и свобод гражданина.

К чему ведет подобная «монополия»? Ответ, полагаю, понятен каждому. В Советском Союзе диагноз «шизофрения» использовали для борьбы с инакомыслящими, но сегодня это уже не актуально. Психическое заболевание, есть оно у пациента на самом деле или существует только в воображении клинициста, может принести индустрии огромную прибыль.

Лечение психических заболеваний стоит очень дорого. Зайдите в ближайшую аптеку, посмотрите на цену на современные антидепрессанты, а о средствах для лечения шизофрении не стоит и говорить! Курс лечения назначает лечащий врач, в его власти отменить препарат или продолжить терапию. Степень успешности лечения также определяет психиатр. И все — субъективно!

Подобный подход, такая диагностика психических заболеваний открывает перед психиатрами роскошное поле для деятельности. Конечно, они не будут ловить пациентов на улице, но повод для обращения за психологической помощью хотя бы раз в год появляется у каждого жителя мегаполиса. Вот тут то и пригодятся размытые и субъективные критерии диагностики и список из 374 душевных расстройств. Все — готовьте деньги на лечение, и хорошо, если у вас есть медицинская страховка!

Далее начинается «распил» страховых выплат, освоение правительственных фондов, продажа препаратов и так далее. Подобная ситуация служит исключительно целям психиатрической индустрии, и никоим образом не заботится о правах и чаяниях пациента, который, вроде бы и здоров, но доктор психиатрии говорит об обратном. И кому в такой ситуации верить?